А мне вчера опять афган приснился хотя уже прошло немало лет



Текст песни Афганистан — А мне вчера, опять, Афган приснился…

Оригинальный текст и слова песни А мне вчера, опять, Афган приснился…:

А мне вчера опять Афган приснился,
Хотя уже прошло немало лет,
Приснились мне в туманной дымке лица
Друзей моих, которых рядом нет,
Взлетают вверх три красные ракеты,
И мы опять уходим в никуда,
Уходим в ночь, уходим до рассвета,
Оставив только оттиск сапога

Афганистан, ты наша боль и наша горечь,
Ты наша память, что годами не стереть,
Афганистан — палящий зной и горы,
А там в горах по тропам бродит смерть

И вот уже мы у конечной цели,
Стучит в висках от зыбкой тишины,
Затворы щёлкнули, и вздрогнуло ущелье,
Вздымая эти горы на дыбы,
Печёт ладони раскалённый камень,
А за спиной вдруг разорвался крик:
«Сашка, что с тобой? Ты ранен?»
Да нет, не ранен Сашка

А где-то там, за тысячи километров
Не спится матери, застывшей у окна,
И неспроста не спится ей, наверно,
Она всё чует — мамина душа,
Не ставят им большие обелиски,
Но в памяти останутся всегда
Те некрологи, траурные списки,
Из лица, их улыбки

Перевод на русский или английский язык текста песни — А мне вчера, опять, Афган приснился… исполнителя Афганистан:

And I dreamed again yesterday Afgan,
Although many years have passed,
I dreamed of a misty haze person
My friends, that near there,
Go up three red rocket
And again, we’re going nowhere,
Goes into the night, leaving before dawn,
Leaving only the imprint of a boot

Afghanistan, you are our pain and our bitterness,
You are our memory, which for years did not erase
Afghanistan — the scorching heat and the mountains,
And there in the mountains on trails wandering death

And now we have the ultimate goal,
Pounding in his temples from shaky silence
Shutters clicked, and smote the gorge,
Uplifting these mountains reared,
Bakes palm glowing stone,
Behind suddenly burst cry:
& Quot; Sasha, what’s wrong? You’re hurt? & Quot;
No, not injured Sasha

And somewhere out there, thousands of miles away
I can not sleep mother, frozen at the window,
And not without reason she can not sleep, perhaps,
She still feels — my mother’s soul,
Do not make them great obelisks,
But always remain in the memory
Those obituaries, funeral announcements,
Of faces, their smiles

Если нашли опечатку в тексте или переводе песни А мне вчера, опять, Афган приснился…, просим сообщить об этом в комментариях.

Источник статьи: http://rus-songs.ru/tekst-pesni-afganistan-a-mne-vchera-opjat-afgan/

А мне вчера, опять Афган приснился.

Опубликовано в журнале «Звезда Востока»
№ 4 в 2016г. «Особенный день»

Игорь проснулся рано. Было ещё темно, можно было ещё поспать, но сегодня был особенный день. Сегодня, ровно двадцать пять лет назад Игорь и ребята договорились, что будут встречаться в этот день в Москве. Не каждый год получалось, но сегодня должны были собраться все. Все шестеро.
Наташа спала, сын тоже. Игорь встал, прошел в ванную, потом на кухне быстро приготовил себе кофе и бутерброды. На улице было свежо. Пошел к остановке, опираясь на палочку-трость. Раненная когда то нога слегка холодела. Москва ещё спала. В метро было пусто. Доехал до Пушкинской и вышел прямо к памятнику. Ещё рано, но Игорь знал, что Рустам уже прилетел, и наверняка только забросит вещи в гостиницу и поедет на встречу. Так что примерно через двадцать минут будет здесь. Игорь сел на скамейку и сами собой пришли воспоминания, как встречался здесь с Наташей. Тридцать лет прошло, а все как вчера. Когда то ходили вместе в школу, и жили по соседству, только Игорь был на два года старше. Сначала он не обращал внимания на Наташу, но однажды, увидел возле школы трех хулиганов и её испуганно прижавшуюся к стене. Помогла секция бокса, куда ходил с детства, и с тех пор Наташа всегда была под его защитой. Когда уезжал в военное училище, Наташа сама предложила дружбу. Игорь тогда снисходительно согласился и они переписывались весь первый курс. А потом Игорь приехал в отпуск и с удивлением увидел как расцвела Наташа. Он влюбился сразу и бесповоротно. Теперь его письма были совсем другими. После третьего курса они впервые поцеловались. Через месяц после возвращения из училища сыграли свадьбу. Тесть был генерал, при больших погонах и в больших чинах. Злые языки утверждали, что женитьба была по расчету. В то время за Наташей – первой красавицей университета, богатой и выгодной невестой кто только не ухаживал, и гражданские и военные. Но Наташа уже выбрала Игоря. Тесть вначале выбор не очень одобрял, но против воли дочери идти побоялся. А когда присмотрелся к Игорю, понял, что дочь была права. Этому помощь тестя была не нужна, твердо стоит на ногах. Жить стали на квартирке родителей Игоря. Родители жили на даче. Родился сын.
А потом Игорь написал рапорт о направлении его в Афганистан. Это было как гром среди ясного неба. Причина была. Друзья отговаривали, плюнь, не обращай внимания на завистников, ради чего ты это делаешь. Игорь отмалчивался. И только когда Наташа задала этот же вопрос, сказал – ради себя. А я? Обо мне ты подумал? А наш сын? Игорь ответил «И ради него». Наташа плакала. Тесть долго хмурил брови, но потом одобрил. Езжай. О жене и сыне не беспокойся. Сам понимаешь. Не чужие. Все сделаю. Жить будут пока у нас. Места много. А ты не волнуйся. И Игорь уехал действительно спокойный.
В штабе уже знали о прибытии нового офицера из Москвы, из штабов, родственника самого… И посчитали что приехал за орденами. Предложили должность в штабе – спокойно, безопасно. Но Игорь попросился в разведроту. Покрутили пальцем у виска, это ж самое пекло, советовали, пытались отговорить, но Игорь стоял на своем. Согласились. Начал служить и учиться. Учеба давалась легко. Схватывал все на лету, да и учителя были замечательные. Были боевые выходы, были боевые стычки. Через полгода уехал командир роты. Единственной кандидатурой на эту должность был Игорь. Нужен был толковый зам. И Игорь нашел его неожиданно даже для себя. Это был парень — узбек, старший лейтенант. Игорь и Рустам легко подружились. Было что то общее в их судьбах и в том как попали они на войну. Рустам был среднего роста, физически сильный и выносливый, с детства занимался спортом: футболом и самбо, и спуску по физической подготовке в роте не давал никому. На первой же тренировке ребята решили проверить его на силу, и по команде Игоря, трое кинулись на него. Но Рустам легко раскидал их, причем, даже особо не применяя силу. Просто уходил с линии атаки и парни сами пролетали мимо, а он только помогал им падать. Вот так и начиналась их совместная служба.
ХХХ
Рустам появился из перехода неожиданно. И не один. Рядом была Диля. Самая младшая и папина любимица. Трех старших сыновей и жену держал в строгости, как и подобает отцу семейства. Но дочка, самая младшая, вила из отца веревки. Пятнадцать лет, а какая красавица, вся в мать. Стройная, гибкая. Одно слово — пантера. Рустам подошел и они с Игорем крепко обнялись и расцеловались. Диля повисла на шее и Игорь с удовольствием чмокнул её в свежую щечку.
-Ну как долетели?
-Нормально. С корабля на бал. В гостинице пока номер не освободился до двенадцати, но мы вещи кинули попросили занести. А сами сюда.- Рустам как всегда говорил улыбаясь вежливой улыбкой, — Как дома?
-Нормально. Диля, как у тебя дела? Тренируешься?
-Она снова выиграла чемпионат по карате. Представляешь?
-Поздравляю, поздравляю!
Виделись всего два месяца назад. Рустам часто прилетал в Москву по делам. Всегда привозил большие подарки. Наташа ругалась, говорила что напрасно беспокоится, требовала чтобы останавливался у них. Всегда готовила ответные подарки для детей и жены. Недавно Игорь и Наташа поехали к Рустаму в Ташкент. Он встречал их в аэропорту с женой и двумя сыновьями, на двух машинах. Игорь уже давно не бывал здесь и удивился, как изменился и похорошел город. Дом Рустам отстроил огромный. В большом дворе под навесами был накрыт стол, половину его занимали родственники, другую соседи и друзья. Во главе стола сидели родители Рустама и его жены. Стол был завален.
-Зачем это все? — спросил Игорь.
-У нас праздник — ответил Рустам.
-Какой?
-Друзья приехали из России.
ХХХ
Пока расспрашивали друг друга, рядом с ними появился худощавый невысокого роста человек в серой кепочке и в плаще. Любой сразу сказал бы, что он из деревни. Он и был из деревни.
-Скучаете?
-Родина?! — Игорь и Рустам одновременно кинулись к нему.
-Ты как всегда как из под земли.
-Так я же живу на земле. Это вы у себя в городе ничего не замечаете и не видите вокруг. А я в деревне живу, рядом с природой.
-Костя дорогой, как ты? — Рустам жарко обнимал друга — Сколько мы уже не виделись? Два года?
-Ага. Вот как ты приезжал последний раз ко мне с того раза и не виделись.
-Как Настя, дети, внуки?
-Да нормально, кланялись.
-Здравствуйте дядя Костя!
-Ух ты, Диля, да как выросла. Красавица. Пелагея тебе привет передавала.
-А что ж вы не взяли её?
-У-у-у, а кто дома работать будет, коров доить? Может ты к нам? Не забыла, как это делается?
Долго смеялись и шутили. Вспоминали. С Родиной было легко говорить, при том что характер у него был далеко не сахар, а о сварливости его слагались легенды. Родина был один из дембелей которые, остались служить, когда Игорь только принял роту. Званием он никогда не поднимался выше ефрейтора, по контракту стал прапором, но уважение к нему было иногда выше, чем к некоторым молодым и даже немолодым офицерам. Уважение к себе он завоевал своей всегда спокойной деревенской рассудительностью и тем профессионализмом солдата, которое ничем нельзя было оспорить. Родиной его прозвали после одного случая. Костя тогда ещё молодой солдат, только прибывший из Союза, вечно рассказывавший о своей деревеньке Родники, однажды долго нюхал полевые цветы, а когда его спросили, посмеиваясь «Чего это ты?», сказал «Родиной пахнет». Все засмеялись, уж больно сильной тоской веяло от этих слов. Но запомнилось. И потом когда командир роты как то приказал сделать то-то и то-то, командир взвода сказал, поручим это Косте. «Какому такому Косте, кто это? Так этот…ну молодой, помнишь…Родина. А-а-а правильно, давай». И все, приклеилось. Родина и Родина. Вот так и появлялись неожиданно прозвища. А вот Америкосу прозвище дал сам Родина. Появился во взводе шустрый парнишка, который очень любил все Американское. И все что делал сравнивал с американским. А вот в Америке…, а вот у американцев…Родина как услышал так и схлестнулся с ним в перепалке, а в конце заявил
-Ну и катись к своим американцам…
-Ну что ж когда нибудь я и поеду…
Кто знал что слова окажутся пророческими. Америкос, тогда ещё просто Юра вырос в детдоме, однако когда и почему появилась вдруг такая любовь к Америке, никто не знал. Просто он мечтал поехать туда, как другие мечтали, как за ними придут папа и мама. Кроме детдома Юра не видел другой жизни. Учеба в профтехучилище, армия и сразу Афганистан, и сразу разведрота. Игорь сам выбрал этого парня от которого другие хотели избавиться. Недисциплинирован, несдержан, не соблюдает субординацию. И ещё много таких «не…». Да и какая то очень большая любовь у него к этой Америке. Вдруг убежит, дезертирует. А потом отвечай за него. Но Игорь увидел другое. Умен, быстр, ловок, легко принимает решения, надежен и многое другое, что очень нужно в разведке. Поэтому и взял его к себе. А с Костей они быстро сошлись. Костя старше и служил побольше, вот и начал «гонять салагу». Но Юрка не из таких, на него где сядешь там и слезешь. В общем общались сначала как «дед» и «салага», ну а после первых боёв это были уже непримиримые друзья-враги. Похожи они были даже внешне. Оба невысокого роста, худощавые, жилистые, юркие и ловкие. В первом же бою Юрку царапнуло в ногу. Игорь приказал Родине отвести Америкоса к санитарам. Сколько выслушал Америкос сжимавший зубы от боли, пока Родина тащил его, знает один Господь бог. Но досталось всем, и санитарам что сидят где то вдалеке подальше от пуль, в тылу, и дуракам салагам которые лезут под пули, не зная где брод, и Игорю который заставляет этих дураков таскать на себе, и даже самому Косте, что такой дурак, ведь знает же что надо держаться подальше от начальства, так нет попался на глаза вот теперь и мучается. Но больше всего конечно услышал Юра, молодой солдат, отборный и крепкий армейский мат. И тогда поклялся Юра и Косте сказал страшные слова, что если когда нибудь , не дай бог, ранят Костю , то тащить его вызовется сам Юра и уж тогда Костя выслушает от Юры все о его ранении и все что он о нем думает. И накликал таки. Не успел Юра вернуться в строй и выехать со всеми в боевой выход как ранили Костю. И тоже в ногу. Несильно, но идти Костя не мог. И командир приказал молодому оттащить старшего бойца к бетрам (бронетранспортерам) и сидеть там с ним. И потащил Юра Костю на себе. И пока Америкос снова сжав зубы, теперь уже от напряжения, обливаясь потом, еле переводя дыхание и задыхаясь, тащил на себе Родину, (тише ты проклятый, больно же), снова выслушал все о себе и о других, о том что пока его не было была тишь да гладь, а появился так Костю ранили, что командиру давно пора списать этого непутевого, и будь она проклята эта неровная дорога и этот осел, что тащит его как дрова. И снова крепкий отборный армейский мат. Когда Америкос еле переводя дыхание дотащил Костю до бетра и рухнул на землю, у него даже не было сил что либо сказать Косте. В горле пересохло как в пустыне. А когда санитары взялись за дело, говорить уже было вроде и неудобно. Тем более что Родина вытащил фляжку и дал напиться Америкосу, и только потом попил сам.
Через пять лет после Афгана Америкос уехал в Америку.
ХХХ
-Дядя Игорь, а почему дядя Юра уехал в Америку?
-А тебе папа не рассказывал?
-Нет, он сказал, что я еще маленькая.
-Ну какая же ты маленькая. Большая, пятнадцать лет уже. А уехал он по любви. После Афгана Юра демобилизовался и сразу приехал поступать в институт. Упорно готовился и поступил. Ну кроме того заслуги военные, орденоносец. Но главное готовился Юрка действительно упорно. Как говорил – велика Россия, а отступать некуда. Впереди Москва! И поступил. Тяжело было. Общежитие, (у меня он жить отказался, как я не уговаривал), работал по ночам, учился упорно, за каждую оценку как в бой шел. Всегда тщательно готовился. Ну, материально мы помогали как могли. Времена то трудные начались. Отец твой периодически деньги высылал, хотя у него уже у самого двое были, Валерка с Дальнего Востока тоже высылал деньги, иногда посылки. Индрек вообще присылал переводы Юрке хоть и небольшие, зато регулярно, каждый месяц. Короче прибавка к стипендии. Ну а Костя… Сама понимаешь в деревне денег немного. И ртов у него было побольше нашего. Но приезжал Костя в Москву и подарки привозил. Сало копченное, рыбки вяленной. А то и просто мешок картошки, и лукошко яичек. Знаешь, какая радость в общежитии была. Неделю картошку с яичницей ели. Вот так и жил четыре года. А потом приехали к ним американские студенты, как говорится для обмена опытом. На практику. А среди них Ненси. Тихая такая девушка, вся в веснушках. Далеко не красавица. Типичная зубрила в очках, с книгой под мышкой. Потертые джинсы и футболка.
-Неправда. Тетя Ненси такая красивая!
-Это она сейчас такая красавица стала, а студенткой была серенькой мышкой. Но чем её внимание Юрка привлек, не знаю. Тоже своей серостью, наверное. Он ведь тоже особенно не выделялся, ходил всегда очень просто одетый (денег не всегда хватало), больше учебой увлекался, чем девушками. Но был у них один общий интерес. Языки. Юрка практиковал свой английский, который сам осваивал, а Ненси хотела выучить русский. Так и говорили – она на русском, он на английском. В общем полгода они проходили вместе. Тогда и с нами Ненси познакомилась. И мне и Наташе она очень даже понравилась. Хорошая девушка. Ну а потом случилась эта история. Пригласила компания наших студентов американцев в ночной клуб. Ну и Ненси конечно. А Ненси приглашает Юрку, пошли мол. А у Юрки и одеть нечего. Отказывался сначала. А Ненси — обижусь! Ну что делать? Хорошо хоть стипендию только получил, было на что пойти. В общем пошли. Ну компания за столиком пьёт, гуляет. Все разодетые, модные. А Юра с Ненси отдельно сели — за стойкой. Сидят, разговаривают. И вот как это часто бывает в таких местах, произошел конфликт. Подошел к столику, где гуляла компания парень. Ну, крутизна на крутизне. Стал приглашать девушек потанцевать. А была среди студенток одна такая Лика. Красавица, модница. Папаша у неё бизнесмен, богатый. Юра в свое время тоже на неё заглядываться стал, только она его быстро отшила, мол не моего ты уровня парень, ты уж извини. А Юра и сам понял. Не та эта девушка о которой можно мечтать. В общем парень этот крутой стал Лику приглашать. Она с ним раз пошла потанцевала, второй, флиртовала, дразнила, а потом хвостом махнула. Но парень видимо не любил, когда с ним так поступают. Лика эта стала за ребят прятаться, ребята конечно, вступились, но парень этот оказался не один. Трое их было. И семерых студентов разложили они по полочкам. Юра в сторонке сидел с Ненси и не вмешивался. Я ему сразу сказал – будут драки не лезь ни в коем случае. Ненси только спросила -А ты? А Юра и сказал — Не мое это дело. И сидел молча. Но когда этот крутой парень взял Лику за руку и потащил за собой, а все сидели и молчали и охрана молчала, Юра встал. Вежливо попросил оставить девушку в покое. Трое повернулись к нему. Но Юрка и не таких крутых раскладывал. Тем более это просто спортсмены были. Не бойцы. Он им даже ничего не повредил. Уложил только отдыхать и отдышаться. Потом подошел к столику где сидели студенты и сказал – вы меня не знаете! Забрал Ненси и ушел. Потом они всю ночь с Ненси гуляли. А Ненси смотрела на Юрку с таким восхищением, что он даже застеснялся. Вот в тот день они первый раз и поцеловались. А на другой день весь институт гудел. Никто ничего не говорил, но за спиной у Юрки шушукались и пальцем показывали. Все вдруг сразу узнали что он в Афгане служил, орденоносец. Что воевал. Говорили с восхищением. А Ненси когда услышала об этом, только и спросила — ты был оккупантом, ты убивал детей? И ушла. Юрка чуть с ума не сошел. Ненси ни видеть его, ни говорить с ним не хотела. Вот как мозги в Америке умеют промывать. А знаешь, кто помог? Наташа моя. Приехала она к Ненси в общежитие. Та ревет в три ручья: Я его люблю, а он оккупант, убийца детей. Что она там ей говорила, какие слова нашла, не знаю. Только Ненси согласилась поговорить с Юрой. И уж о чем они говорили, даже не представляю. Но Ненси уехала в Штаты. А через два месяца закончилась учеба у Юрки. Я его отправил к Косте в Родники, придти в себя и как то выйти из депрессии, побыть на природе, с детьми Костиными пообщаться. А ещё через несколько дней прилетела Ненси. Где искать Юру никто не знал. Она и пришла к нам. Поговорили мы с ней. Сказала, что любит и без него не может. Я поехал с ней в Родники. А в Родниках даже не удивились нашему приезду. А Настя, Костина жена сказала Юрке — я ж тебе говорила, любит – приедет. Бабы они такие. Что у нас, что в Америке. В Родниках они и первую свадьбу справили. Вся деревня гуляла. Потом в Москве в ресторане гуляли. Мой отец посаженым папой был, а теща мамой. У Юрки то никого из родственников нет. В свадебное путешествие к вам ездили. Самарканд, Бухара. Ненси захотела, говорила, никогда не была там.
А через два месяца Юра уехал в Америку, насовсем. И там была третья свадьба. И нас всех туда пригласили. Просто прислали билеты на самолет. Папа с мамой твоей летали, Костя с Настей, мы с Наташей, Индрек, Валерка. Мы только там и узнали, что отец у Ненси миллионер. О том, что долго не хотел и слышать о русском женихе, но сдался, когда Ненси сказала, что уедет жить в Россию к нему. И согласился только с условием, что Ненси обещает, что жить будут они только в Америке. Ну а сейчас Юрка самый любимый зять, надежный помощник отца в делах, его дети самые любимые у бабки и деда русские внуки.
ХХХ
Юрка всегда любил громкие эффекты. Вот и сейчас появился на огромном джипе и в сопровождении охранника. Вылез из машины и хотел отправить телохранителя в отель вместе с машиной, но тот был не робкого десятка, и как оказалось, боялся больше не «мистера Юру», а жену своего хозяина. Когда Юра вальяжно встряхнувшись сказал, Джон вы свободны, Джон нисколько не смутившись ответил, что миссис Ненси не за этим посылала его сюда. Он получил четкие инструкции не допустить, чтобы мистер Юра ввязался в какую ни будь драку или напился с друзьями, а потом попал в полицию, как это бывало в Чикаго или Лас – Вегасе.
-Джон вы очень хороший парень, но я встречаюсь с друзьями, которые никогда не дадут мне напиться или попасть в полицию.
-Сэр, я ваш охранник, телохранитель и это моя обязанность охранять вас от неприятностей.
-Джон вы мой телохранитель, но вы работаете за деньги, а люди, с которыми я встречаюсь, мои друзья. И они закроют меня от пули, не задумываясь, бесплатно. Так с кем мне надежнее?
-Сэр, я не помешаю им закрывать вас от пули, но если вдруг они не будут успевать, я постараюсь им помочь.
-А бронежилет вы надели?
-Конечно сэр, он на мне — Джона смутить было сложно.
Юра навалился на всех сразу. С Игорем он обнялся и они долго хлопали друг друга по плечам. С Рустамом расцеловались, как родственники, по восточному обычаю. Долго восхищался Дилей и качал от восторга головой. Красавица. Косте просто протянул руку, и снисходительно улыбаясь, молча, начал её сжимать. Потом вдруг резко обнял его и долго сжимал его в объятиях. Джон с удивлением заметил слезы у обоих в глазах. Наконец Юра обернулся и как бы вспомнив сказал, что это Джон, работает у него телохранителем, бывший морпех, сержант, уволенный по ранению. Бывал в горячих точках и слыхал как свистят пули. Сюда приехал вместе с ним не по своей воле. Извините, Ненси настояла, ну вы же её знаете… Всегда боится за меня. Начались расспросы как там в Америке, как Ненси и дети.
-Как дела буржуинские, тебя ещё не гробанули, не растерял свои миллионы? — Костя как всегда был ироничен.
Но Юрка только смеялся. Он был рад встрече.
ХХХ
Индрек обещал быть в десять и он появился ровно в десять, со снайперской точностью, минута в минуту. Вот она деловая хватка с прибалтийским характером и эстонская неторопливость.
-Мог бы и раньше появиться – Костя как всегда брюзжал, даже если и был весьма рад.
Но Индрек оставался невозмутим. С иголочки одет, и отлично пах туалетной водой.
-Я еха- а-л всю ночь, не спа-а-л и должен был принять ва-а-нну и побри-и-ться?
Его акцент всегда вызывал ответную реакцию в виде такого же акцента.
-Мог бы и не бри- и-тся.
— Не-е-льзя. Нужно бри- и -ться.
Индрек уже начал раздавать подарки и самый большой получила Диля.
-А как ты узнал что она будет с нами?
-Я спра-а-шивал у Игоря-я «Кто будет?» и он мне сказа-а-ал. А Вале-е-ра прие-е-хал?
-Валерка сейчас должен быть. У него поезд уже прибыл, а сюда он наверняка на метро.
Индрек и Валерка попали к Игорю одновременно. Были из одного призыва. Но, Индрек пожалуй единственный кто пришел в разведроду целенаправленно. Игорь сначала сомневался глядя на худощавого высокого паренька. Оценивал его на силу, выносливость. Но Индрек взял другим. До армии он увлекался стрельбой. И стрелял из любого оружия классно, а из снайперской винтовки как бог. Он показал стрельбу о которой Костя потом сказал:
— Как в цирке.
Это была высшая оценка. Но потом, Индрек проявил себя с другой стороны. Только он со своей прибалтийской неторопливостью и обстоятельностью мог часами наблюдать за противником и отмечать такие детали, которые впоследствии иногда играли решающую роль в операции.
А Валерка был просто сильный. После цирковых выкрутасов Индрека ему и сказать было нечего. Он тогда постоял, подумал, а потом попросил Рустама сесть ему на шею, Сверху посадил Игоря, на плечи сели Костя и Юрка. Индрек зацепился за шею и повис сзади. Валерка стоял твердо и не шатался. Прошла минута.
-Нам слезать? — спросили его.
-Как хотите — ответил он.
В походах он вешал на себя рацию, брал рюкзак с запасом патронов и в руках тащил пулемет. К нему пять запасных коробок. Каждая по четыре кило. Так и шел. Кстати пулеметом он тоже владел прилично. Стрелял обычно с рук.
ХХХ
Валерка появился минут через десять. Сто девяносто пять сантиметров были видны издалека.
-Валерка!
-Почему не выходишь на связь, где пропал, последний раз был пять лет назад.
Валерка смущенно улыбаясь отвечал всем сразу. Только улыбка была несколько грустноватой. Игорь молчал, ничего не спрашивал. Юрка тряс Валерку и весело хохотал
-Ну как жена, как доча, Марина?
Валерка вдруг как будто подавившись еле выдавил из себя
-Ничего, хорошо.
Общее смущение прервал Игорь.
-Ну что куда пойдем?
-В ресторан конечно — Юра был настроен решительно — я угощаю.
В ресторан не хотелось.
-Ну вы чего?
-Да не очень хочется в ресторан.
Все молчали. Валерка вдруг сказал.
-Пацаны, а помните пивнушку на бульваре, ну там где после дембеля пиво пили? Двадцать пять лет назад.
Все разом заулыбались.
-Игорь, а оно работает ещё?
-Черт его знает. Давно я там не был.
-Ну, пошли?
-Пошли.
ХХХ
Пивнушка работала. Только теперь она называлась «Бар». Двадцать пять лет прошло после того памятного дня, а внутри как будто ничего не изменилось. Все было вроде как тогда, когда они заходили сюда — молодые и здоровые дембеля. И официантка такая же толстая пожилая женщина с кокошником на голове, разносила пиво по столикам и убирала кружки. В пивнушке было полно народу. За стоячими столиками размещались по компаниям, иногда по десятеро человек. И только за одним столиком в углу было свободно. Там стоял и пил пиво пожилой мужчина в беретке. Когда стали размещаться стало тесновато, и понятливый мужчина перешел за другой столик, где стояли три молодых парня. Пацаны поблагодарили и Юра стал звать официантку. Валера остановил его и вместе с Костей они подошли к стойке. Через пять минут на столе стояли кружки с пивом, лежала вяленная рыба, соленные орешки, чипсы (Джон попросил) и пепси — кола для Дили. Костя воровато оглянувшись вынул из кармана бутылку водки.
-Может не надо? — засомневался Рустам — Не напиваться же пришли.
Все смотрели на Игоря. Игорь грыз орешки и улыбался.
-Как пожелает народ.
-По чуть – чуть можно, только мне больше одной не наливать — шумно вздохнул Валера.
-Джон хотите увидеть, как пьют пиво в России?- Юрка говорил по английски, но кажется его поняли все.
-Whay not? (Почему нет). It interesting! (Это интересно).
Костя вопросительно поднял бровь глядя на Индрека.
-Пиво бе-е-з водки, де-е-нги на ве-е-тер!
Все засмеялись. Выпили по первой, запили пивом и потихоньку пошло. Шумно говорили, спорили, вспоминали. С Джоном болтали по английски не только Юра, но Игорь и Диля. У обоих немного хромала грамматика, но Джон только улыбался. После двух тостов произнесенных Игорем и Рустамом, Костя разлил по третьей и все замолчали.
-Ну что, за пацанов наших, пусть земля им будет пухом.
Молча, не чокаясь, выпили. Помолчали, вспоминая, а потом снова пошла беседа. Юра увидел у одного из ребят гитару и попросил. Ребята не отказали, а Юрка угостил их пивом. Попробовал перебор и тихо запел:

Над горами цепляя вершины кружат вертолеты.
Где то эхом вдали прогремели последние взрывы.
Только изредка ночью взорвут тишину пулеметы
Проверяя, а все ли мы живы…
Афганистан, Афганистан, Афганистан, Афганистан.
По афганским дорогам пришлось нам проехать немало
Мы тряслись в бетеэрах, нам небо служило палаткой
Но надолго под звездами твердым законом нам стало
Не искать на земле жизни сладкой.
Афганистан, Афганистан, Афганистан, Афганистан.
Время медленно шло, только быстро усы отрастали
Снились жены, любимые, дети нам снились
Но, когда расставаясь с тобою, прощаться мы стали
Почему то опять загрустили.
Афганистан, Афганистан, Афганистан, Афганистан.

Тихо молчала пивнушка вслушиваясь в слова песни, у многих замокрились глаза. Песня закончилась и гул разговоров постепенно стал снова нарастать.
— Игорь, у Валеры что, неприятности? Что с Мариной? — Юра спрашивал негромко, вполголоса и Игорь еле услышал его.
-Ты же знаешь, Юра, Валера поздно женился, много работал на приисках, золото мыл, все время в тайге, все старался для жены и дочки. Все обеспечивал их, что б было у них все. А жена, ждала его, ждала, да и ушла к другому. Богатому бизнесмену. Однокласснику своему. Он давно за ней бегал. Ещё со школы. Уговаривал. Ну и уговорил. Дом у него огромный весь в зеркалах. Красивый. Как тут не соблазниться. Но ушла она понимаешь без объяснения и дочь забрала, когда Валерки дома не было. Валерка вернулся из тайги, а ни жены, ни Маринки. Поселок маленький, все про всех знают, а тут все молчат. Исчезла и все. Валерка чуть с ума не сошел. Хорошо квартирная хозяйка подсказала. У неё Валерка уже семь лет жил с женой и дочерью. А ведь Валера почти собрал деньги на дом, хотел построиться, потому и работал не покладая рук, но жена ждать не захотела. Она ведь очень красивая была. Ну, ты помнишь! В общем, пришел Валера домой к этому бизнесмену. У того понимаешь дома охрана, телохранители. Ребята здоровые, крепкие, но против Валерки конечно не выстояли. Зашел в дом, а там бизнесмен этот. Но Валера его даже пальцем не тронул. Только загнал под стол. А жену спросил:
— Почему?
Та молчит.
-Где Маринка?
-У бабушки, далеко.
Валерка постоял, подумал, развернулся да и пошел крушить зеркала направо и налево. Даже охранники побоялись подойти к нему. Перебил пару зеркал, мебели немного, а тут вдруг Маринка выбегает
— Папа – папа не надо, прекрати.
Валерка стул отшвырнул, взял дочку за руку и вышел во двор. О чем они говорили, никто не знает. Только Валера ушел со двора, даже не оглянулся. Потом пришел в кафе и взял бутылку водки. Выпил прямо из горла. Потом ещё. Взял третью, только буфетчица сказала, что то такое, про жену его. Типа тварь она, стерва. Что он её стерву с ребенком взял, одел, обул, обеспечил всем, а она тварь неблагодарная… Шлюха! Тут Валера и взорвался.
-Не смей о ней так говорить, не смей!! – орет.
Схватил стул и в витрину запустил. И пошел опять все крушить. Все в буфете разбил, раздолбал, столы, стулья в щепки. Наряд милиции приехал, а подойти боятся. Но потом приехал начальник милиции, старый друг Валеркин, тоже в Афгане был. Зашел туда и молча встал. А Валерка увидел его, остановился, а потом сел на пол и заплакал. Посидели они там, покурили. А тут хозяин кафе зашел в зал, посмотрел на разгром и только сказал:
-Довели человека.
Начальник милиции спрашивает
— Заявление будешь писать?
А тот только рукой махнул и пошел посуду собирать. Валерка с начальником милиции встали и поехали в отделение. Завел начальник Валерку к себе в кабинет и Валерка уснул. А все отделение на цыпочках ходило, пока он спал. Валерка, конечно, весь ущерб за кафе возместил и сверху за причиненное беспокойство и сразу ушел в тайгу, на прииск. Вот только бизнесмен этот не простил Валерке унижения своего. Был суд и дали год. За хулиганку и причиненный ущерб. Хорошо хоть условно. А Валерка снова в тайгу ушел. В поселок только за продуктами и отмечаться приходил. Никто его не видел, ни с кем он не общался. А Валерка придет, отметиться и опять в тайгу. А через год и вовсе в поселок уже и не возвращался. Пять лет прошло, казалось, мог бы поехать к дочери, но не едет, и дочь больше не видел. Говорят, она сказала ему, что бы не мешал он её и маминому счастью. Такие вот дела.
ХХХ
— Папа, папа.
Диля тянула за рукав Рустама и шептала ему что то на ухо. Рустам до этого что то горячо обсуждавший с Индреком растерянно стал оглядываться, но Костя понял все. Несмотря на выпитое, Костя оставался абсолютно трезвым.
-Пойдем дочка, я тебя провожу. Тут туалет один, мужской и женский, кабинка одна, но закрывается. Ты заходи, а я посторожу. Иди смело, не бойся.
Костя показал Диле куда идти, а сам встал при входе в маленьком коридорчике.
В зал ввалилась толпа бритоголовых молодчиков. Крича, матерясь и размахивая руками они сразу стали вести себя как хозяева и внесли неприятный галдеж в размеренный шум зала.
-Скинхеды — определил Игорь.
-Чего? — спросил Валера.
-Фашиствующая молодежь. Бьют всех нерусских.
-Это что ж они Джона могут побить?
-Нет, Джон белый, вот если бы он был негр, обязательно придрались бы.
Четверо разом двинулись к туалету. Видимо давно приспичило. Впереди здоровый амбал с цепочкой на шее. Вошли в коридорчик и натолкнулись на Костю.
-Погодите пацаны. Счас освободится.
Раздался шум спускаемой воды и появилась Диля. Все таки восточную красоту ничем не скроешь. Хотя может будь на месте Дили другая, русская девчонка, случилось бы то же самое.
-О пацаны, гляньте какая телка — Амбал аж зашелся в восторге — Э, желтомазая, давай повеселимся. Давай по хорошему, а нет — рожу твою исполосую — и амбал вытащил из кармана кастет.
-Эй, пацаны, хорош, ну ка отвалите — Костя говорил просто и даже не жестко.
-Чево? Парни, ну ка придержите дверь и этого старикана, пока мы тут побалуемся.
-Гы- Гы –Гы.
Диля даже сначала не поверила в происходящее, но амбал протянул руку и сработал инстинкт и доведенная до автоматизма техника. Удар в пах маленькой ножкой, вынудил амбала опуститься на колени прямо на заплеванный пол. Но боль в паху затмила боль в ушах. В голове как будто лопнуло, от удара ладонями по ушам. Амбал поплыл и только краем глаза увидел приближающийся с разворота в челюсть кроссовок. Он потерял сознание. Диля быстро сделала шаг назад, и встала в стойку, ожидая нового нападения. Но никто не собирался нападать. Костя стоял в прежней позе и улыбался.
-Однако молодец.
Трое лежали в разных позах на полу, в разных углах. Один был без сознания, второй едва дыша, пытался восстановить дыхание, держась за живот, а третий был бледный, тихий и держался за коленку.
-Пойдем дочка. А ты молодец.
В зале никто ничего не заметил. Стало больше народу и гораздо шумнее. Костя подошел к столику.
-Ну что, пацаны, не пора нам сваливать?
Игорь сразу почувствовал Костино настроение.
-Что случилось?
Диля не могла сдержать восторг.
-Там четверо приставать ко мне стали. Дядя Костя за меня вступился.
-Так. Скины?
-Чего?
-Ну, из этих?
-А, да, из этих.
-Так, быстро уходим — Игорь зашарил по карманам.
-Погоди, погоди — Валера и Юра были недовольны. — Мы ещё пиво не допили.
-Да брось ты Игорь. Полезут, наваляем мы им.
-Валера ты забыл о своем условном сроке? А ты красавец не забыл что ты гражданин США? А Рустам и Индрек тоже не граждане России. Я уже не говорю о Джоне, которого вы хотите втянуть в сомнительные дела.
Но Юра не хотел уходить.
-Джон, хотите увидеть как дерутся русские, а может даже и поучаствовать?
-А что происходит, сэр?
-Видите эту банду? Они могут напасть на нас.
-Почему?
-Они играют в фашистов и считают себя высшей расой.
-Фашисты? Ах да, я видел в кино. Мировая война 45 года. Америка разбила Германию и Японию.
-А России там не было? — Игоря покоробило такое знание истории.
-Ах да, Россия тоже воевала совместно с Америкой и кажется была ещё Англия. Но знаете, эти войны между коммунистами и фашистами меня не волнуют. Я не хочу играть в эти игры. Я нейтрален.
-Прекрасно, Джон.
-А вы собираетесь с ними драться?
-Нет. Я же сказал, что они просто могут на нас напасть.
-Почему? Из — за политических убеждений?
-Нет просто четверо из этих, только что пытались приставать к нашей юной леди.
-Что?! Негодяи!! Надо вызвать полицию.
-Боюсь, что надо вызывать скорую помощь — Игорь хмурил брови — Костя разобрался с ними. А лучше всего было бы быстро и тихо уйти.
-Боюсь поздно, Игорь.
Юра показывал большим пальцем себе за спину. Один из тех, что был в туалете выполз и сейчас нашептывал своему главарю показывая пальцем на них.
-Ну вот, дождались. Мужики, это то чего мне так не хватало. Ну ка, я здесь видел стульчик.
Юра снял с себя модное пальто вместе с пиджаком, галстуком и остался в рубашке. Так же сделали и остальные. Скины уже строились в боевые порядки. Вытаскивали кожаные перчатки, появились цепи и палки. Никто не вступал в переговоры, все было ясно. Несколько секунд была тишина и вдруг раздался дикий выкрик и скины кинулись в атаку.
-А-а-а-а.
Бешенный крик, взмахи рук, ног. Казалось, раздавят. Однако нападать на одного из стариков могли только двое. Остальные стояли сзади и ждали своей очереди. Они не могли окружить, чтобы нападать со всех сторон, только спереди. Игорь остался на месте, взял в руки свою трость и удержал Дилю, которая хотела кинуться в драку. У скинов было только количество и грубая сила. Но техники никакой, как определил Игорь. Старики легко уходили от ударов и сбивали с ног нападающих. Один проскочил за спины стариков и хотел нанести удар Косте сзади, но Игорь зацепил его тростью и свалив с ног быстро выключил из драки. Диля даже не успела ничего сделать, но зато следующего успела ударом ноги отбросить в угол.
Окружавшая дерущихся толпа завсегдатаев пивнушки сначала жалась к стенкам, а потом с интересом стала всматриваться в бой. Вначале было ничего непонятно, но уже через несколько минут стало ясно, что старики легко раскидали своих противников и одерживают победу. И вдруг раздался крик
-Мужики, бей фашистов!
Старики, инвалиды, алкаши и даже женщины кинулись в драку. Вцеплялись в молодых, били клюшками, ставили подножки, валили с ног и не давали встать. Наконец всех скинов загнали в угол и заставили лежать. Некоторые здоровые парни вытирали не только кровавые сопли, но и слезы, и дрожали лежа на полу.
-Молчать, молчать сопляки.
Напротив стояла толпа стариков и с ненавистью смотрела на них.
-Правильно мужики проучили фашистов. Так их.
-Надо каждому рожу расквасить, чтоб помнили. Каждому показать что такое Гитлер.
-Для них негры или там из азии кто и не люди.
-Да у меня отец с фашистами воевал, а тут эти… Убивать их надо, уродов. Фашисты проклятые.
Толпа уже действительно начала двигаться в сторону лежащих на полу пацанов, но всех остановил Игорь.
-Люди, люди. Одумайтесь. Кого вы убивать собрались? Это же дети наши. Внуки. И мы и вы воевали за них.
Толпа сразу как то сникла.
-И правда сопляки же совсем. Выпороть каждого публично.
-И родителей их, что воспитали таких вот уродов.
-А что ж делать с ними?
-Ничего, по закону привлекать, за хулиганские действия. Милицию вызвать надо.
-Вызвали, вызвали — толстая официантка стояла над скинхедами грозной фурией со шваброй в руках — сейчас приедут.
На улице раздался вой милицейских сирен.
-Так, пацаны, вот теперь, пожалуй, нам и надо тихо исчезнуть. Люди вы нас простите, но нам надо будет уйти. Сами разберетесь?
-Идите милые, спасибо вам. Разберемся.
-Эти часто здесь бывают. Мы их знаем. Ведут себя тут как хозяева жизни.
-А теперь будет повод протокол составить.
-Сюда идите — толстая официантка повела их через кухню на черный выход.
-Не обижайтесь на нас, спасибо вам — Юра выходя сунул официантке купюры в карман — Это за разбитую посуду.
ХХХ
На бульваре сели на скамейку.
-Ну что куда теперь?
-А пойдем в кино. Фильм, про войну. Про Афган! Рекламу видели?
ХХХ
Очередь была длинной. Часть её уже стояла на следующий сеанс. Начало фильма было через десять минут.
-Не успеем.
-Слушайте, ну давайте пользоваться льготами. Они ещё действуют?
-Даже не знаю, да и как то неудобно…
Юра не выдержал.
-Костя пойдем.
Подошли к окошку кассы. Перед ними стояли молодые парни и пожилая женщина. Костя подождал пока покупала билет женщина.
-Извините ребята у нас вот… — Костя показал свою красную книжицу.
-Ну и что ?! Чего ты мне суёшь свою бумагу, алкашня? В очередь!! Такую в каждом переходе купить можно.
-Да вы что пацаны, это ж настоящие документы, посмотрите — Костя чуть только не заикался.
-Да даже если и настоящие, мне то что?
-Ты что говоришь парень? Ты на какой фильм пришел? Про войну? Да я же там был, ты на мою войну пришел посмотреть.
-Да плевал я на то где ты был, я тебя туда не посылал.
-Я тебя сейчас самого пошлю, гад…
Вмешалась пожилая женщина — кассир.
-Прекратите. Вы же видите, они правду говорят. Им льготы положены.
-Так билетов не останется, а мы что тут уже третий час торчим, опять ждать?!
— Успокойтесь. Молодые люди — обратилась она к Косте — я вам билеты в ложу для гостей сейчас дам. Это специальные места. Все равно никто не будет там сидеть. Сколько вас?
В фойе вошли почти последними. Возбуждение от стычки не проходило.
-Нет ты видел, я говорит, плевал на тебя и твои заслуги. Я тебя воевать не посылал. Гад!!
-Успокойся.
-Нет, ну ветеранов уважают, цветы дарят на праздники, льготы там. А мы выходит просто так воевали?
-А я знаешь, слышал от одного. Я говорит, в Чечне воевал за Россию, а ты за кого? За страну, которой нет?
— Да брось ты, кто воевал, такого не скажет, не был он там…
-Кто знает… Кто знает…
Практически все уже вошли в зал. Они хотели пройти и быстро сесть на свои места, но их остановили.
-Молодые люди. Снимите верхнюю одежду.
-Да ничего мы так посидим.
-Нельзя. Не положено, вон гардероб.
Отошли к гардеробу. Игорь замялся.
-Ты чего? — Рустам смотрел удивленно.
-Да я понимаешь весь в железках. Я же не думал, что здесь раздеваться придется.
-Так и я в железках…
-И я – Индрек подошел поближе. Може-е-т быстр-о-о сним-е-ем?
-Да вы че? — Костя даже набычился – Стесняетесь что ли?
-Да нет, просто как то… Не праздник же. Да и особенно после истории с билетами…
— Правильно твоя Наташка говорит. Ты только за других в драку кидаешься, другим помогаешь. А как тебя касается или семьи тут ты пас. Стеснительный! Как же — совестно за себя просить.
Костя сделал два нервных шага вперед, потом назад и вдруг резко вытянулся и встал по стойке «смирно»:
— Товарищ генерал… — Костя говорил негромко, немного растягивая слова, но вдруг словно задохнувшись от ярости перешел на быстрый шепот – Вы что тут все… совсем охренели в своей Москве?! Да я теперь даже и не подумаю это снимать. Вот именно теперь! Пусть видят! А тебе сам Бог велел носить это не снимая! Заслужил! Кровью своей заслужил!!
ХХХ
Зал постепенно затихал. Наступала та минута, когда наступает темнота, на экране зажигается свет и начинается таинство кино. Зал затихал в предвкушении. И вдруг раздалось тихое серебристое позвякивание. Оно усиливалось и люди с удивлением поворачивали головы и вглядывались в полумрак. По среднему проходу шла группа людей. Впереди опираясь на тросточку, шел высокий седовласый мужчина в темном пиджаке. На нем ровными рядами разместились ордена и медали, а выше всех блестела звезда Героя. У людей, которые шли за ним на пиджаках тоже блестели ордена и медали. Это тихое позвякивание будило в душах людей странное чувство щемящего беспокойства и было как напоминание всем:
-Слушайте нас, помните о них.
Вся группа прошла до середины зала и села в самом центре, в отдельной ложе, на самые лучшие места. Зал успокоился и замер. Фильм начался.

Источник статьи: http://proza.ru/2016/06/12/1034


Adblock
detector